Ржавый Петербург

Почему в Северной столице все в коррозии и что с этим делать.

Петербург красивый, поэтичный… и ржавый. Присмотритесь, гуляя в следующий раз по спальным районам или даже по Невскому проспекту: неприятная рыжая корка покрывает если не каждую, то уж точно почти каждую металлическую поверхность. Качели на детских площадках, фонарные столбы, спинки скамеек, подъездные двери и ручки этих самых дверей и многое-многое другое. Да что там говорить, однажды коррозия чуть было не съела целый памятник! Рассказываем, в чем причина возникновения рыжей заразы и как с ней бороться.

СОЛЬ-ВОДА

Для начала — минутка теории. Что вообще такое коррозия? Это, если говорить простым языком, разрушение металла из-за воздействия на него разных агрессивных факторов — от химического состава почвы, на которой стоит объект, до вибрации и особенностей местного климата. И вот с последним-то в Петербурге как раз не все гладко.

— Если сравнивать Петербург и Москву, то в Северной столице воздух более влажный, — отмечает генеральный директор компании «Цинкер», производящей составы для защиты от коррозии, Василий Бочаров. — К тому же он насыщен солью Балтийского моря. Конечно, в меньшей концентрации, чем воздух южных приморских городов, но не тем не менее. Все это создает дополнительную опасность и почву для развития коррозии.

Второй немаловажный момент — обилие промышленных производств и постоянные выбросы в атмосферу. Территориальное управление Роспотребнадзора неоднократно находило в воздухе Северной столицы окислы азота, диоксид серы, аммиак, фенол, формальдегид и так далее. Да, зачастую количество этого химического добра не превышало предельно допустимых показателей, но не стоит забывать, что металлические объекты накапливают на себе вредные вещества в течение лет и даже десятилетий.

Ну и, наконец, третий фактор — отсутствие грамотного подхода к вопросу защиты объектов от коррозии и всеобщая тотальная бесхозяйственность.

— Это, к сожалению, типичная картина не только для Петербурга, но и для России в целом, — констатирует Василий. — Самый, пожалуй, яркий пример — московская Шуховская башня. Еще немного — и коррозия подточит ее настолько, что она попросту рухнет. При этом невозможно найти ни ответственных, ни вообще кого-то, кто мог бы взяться за решение этого вопроса.

КАК РЖАВЧИНА КОНЕЙ ЧУТЬ НЕ СЪЕЛА

В Петербурге же своя печаль. Так, например, широко разошлась в свое время история про коней Клодта на Аничковом мосту. В 1990-х годах к знаменитым скульптурам решили применить радикальный подход: реставраторы просто взяли и счистили с них всю патину — благородный налет,  образующийся на меди с течением времени. Бока коней засияли свежим металлом, но вскоре снова поблекли — их начала разъедать коррозия. Причем разрушение было стремительным: мало того что стоят кони над рекой, так еще и в двух шагах от них автомобильная дорога, а значит, превышение концентрации вредных веществ. В тот раз коней удалось спасти, покрыв их… патиной, только на этот раз искусственной. Но случай, согласитесь, показательный.

Одним словом, проблему ржавчины в Петербурге с наскока не решить — нужен глубокий и вдумчивый подход. И если климат в городе мы не изменим, то поставить вопрос распространения коррозии и назначить ответственных за каждый объект, будь то фонарный столб или памятник культуры, вполне можно, было бы желание и воля «сверху».

Фото — pixabay и Артем Килькин

Олег МЕДВЕДЕВ (https://www.spb.kp.ru/)