Разочарование, или -?

«

«С годами отвыкаешь от надежд».

Чингиз Айтматов. «Плаха».

Когда на плечи подполковника Путина уходящий президент России (Борис Ельцин. – Э.А.) возложил страну «Россия», последователь устоял.

Ельцинская же стратегия упреждающих уступок, результаты которой мы пожинаем до сих пор (не договоры, а «мой друг Коль, мой друг Рю…» — Э.Л.) уже не годилась.

Нужно было искать «новых друзей».

Первым другом Владимира Путина стал Тони Блэр, который в марте 2000 года прилетел в гости к и.о. президента.

Надо полагать, с целью выяснить в личном общении, кто же этот малоизвестный старший офицер…

Путин повёл Блэра в Мариинский театр в Северной столице, где попутно рассказывал, что они оба ровесники и коллеги (оба юристы. – Э.Л.) и, конечно же найдут общий язык.

Вернувшись в Лондон, Блэр восторгался: — «Путин – высокоинтеллектуальный человек с чётким представлением о том, чего он хочет достигнуть в России. Его Россия – это сильная держава, где царит закон и порядок, это ещё демократическая и либеральная страна».

Первый шаг был сделан… В том же году они встречались пять раз.

Надо было идти дальше…

США!

И, Путин дружится с Джорджем Бушем: — «Я взглянул в глаза другу Владимиру, и – увидел в них душу».

Путин и в этом случае действовал профессионально.

Зная, что Буш религиозен, в начале их неформального общения Путин рассказал ему историю, что когда-то у него была дача, которая сгорела дотла. Но, каким-то чудом в горе пепла уцелел кипарисовый крестик, висевший на стене.

Буш был поражён высокодуховной историей…

И, Путин уверовал, что контакт с коллегой налажен.

Но, перефразируя Пальмерстона, «В дипломатии нет друзей, одни интересы».

И, когда «друзья Джордж и Тони» в 2002 году, за спиной у Путина приняли в НАТО семь стран (в их числе и страны Балтии. – Э.Л.), он воспринял это как личное предательство.

«Владимир пришёл к выводу, что американцы не отводят ему то место, которое он заслуживает» (Мемуары Тони Блэра. – Э.Л.).

После первого удара, последовал второй.

Лондонский суд решил отказать в экстрадиции в Россию Закаева и Березовского.

Путин же, воспитанный в СССР, просто не верил, что Блэр не может повлиять на судей (А, может и не хотел. – Э.Л.).

Так или эдак, но Путин счёл поведение бывших друзей лицемерным – и продолжает упрекать их в этом по сей день.

«Америка не нуждается в друзьях. У нас складывается впечатление, что США нужны вассалы, которыми можно покомандовать (…) нам и всем остальным говорят: «Нет, их можно немножко пощипать и попенять

, потому что они не совсем цивилизованные, они ещё дикие немножко, они недавно с дерева слезли. Поэтому мы должны их немножко причесать – они сами это сделать не смогут – побрить их, отмыть от грязи. Вот у нас такая цивилизаторская роль» (Интервью журналу TIME в 2007 году. – Э.Л.).

Разочарованный Путин меняет друзей.

Ими становятся Сильвио Берлускони, Герхард Шрёдер. Товарищ по обиде, что не приняли Турцию в ЕС, премьер Реджеп Эрдоган.

Но, настоящим другом Путина был Уго Чавес.

Заметьте, обращение Путина к американской аудитории, в своей крымской речи, было излюбленным риторическим приёмом, по своей экстравагантной искренностью, венесуэльского президента.

Когда Путин обращался к американскому народу, европейцам, украинцам напрямую?

Что-то не вспоминается!

Что делает честь Путину, это его постоянство в отношении к бывшему СССР: — «Крушение СССР – величайшая геополитическая катастрофа ХХ века» и «величайшая драма для российского народа» (Послание к Федеральному собранию. 2005 г. – Э.Л.).

Теперь, с уточнением, это звучит, примерно, так: русские – это самый большой в мире разделённый народ, а русскоязычное население Крыма было отдано, как «мешок картошки».

Есть, правда, другое мнение: «В России два народа, разделённые властью: богатые и бедные».

Но, оставим это на суд истории…

В целом, если вспомнить все выступления Путина, заметно, что он не меняет точки зрения и не противоречит себе, за исключением одной темы.

Если в 2007 году, в интервью той же TIME мы читаем: — «Людей поистине независимых, которые не боятся испортить отношения с начальством, не боятся потерять своё место, пишут то, что думают – таких людей на самом деле мало. Но их мало не только в журналистской среде, их мало вообще: они такие пассионарные люди, они в любой среде немножко диссиденты. Но, тем не менее, именно такие люди, бескорыстные, честные, и вызывают уважение, где бы они не работали – журналисты они или политики, кто угодно».

В нынешней же речи «диссиденты» заменены на «национал-предателей» и «пятую колонну».

Надо полагать, это реакция Путина на предательство его бывшими  западными партнёрами.

Такое не забывается…

Великобритания. Публикации Дипломат.ру

Подписывайтесь на наш видеоканал в Дипломатрутрутубе

Подписывайтесь на наш канал в Telegram

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс. Дзен