Поговаривают…

Что нужно ограничить право вето в ООН, которое используется безоговорочно.

Спасибо партнёрам из «Коммерсанта», поделившимся мнением посла Франции в Москве: Жан-Морис Рипер разъясняет суть ключевого вопроса, который предстоит рассмотреть на проходящей в Нью-Йорке сессии Генеральной ассамблеи ООН, — предложение Парижа ограничить в некоторых случаях право вето постоянных членов Совета Безопасности.

«Мне довелось читать в российской прессе, — говорит посол, — некоторые ошибочные толкования инициативы Франции по ограничению использования право вето в Совете Безопасности ООН.
Это не соответствует нашим стремлениям.
Они, напротив, нацелены на повышение эффективности деятельности ООН в интересах мира и международной безопасности.
Мне представляется важным вновь разъяснить суть инициативы, выдвинутой два года назад на 68-й сессии ГА ООН президентом Франсуа Олландом.

Франция вместе с Великобританией, США, Китаем и Россией — постоянный член Совета Безопасности с момента его создания.
Франция умеренно пользовалась этим правом, прибегая к нему лишь в случае крайней необходимости, то есть редко.
Однако, она считает, что в связи с увеличением количества конфликтов, это право не может быть привилегией, которая используется безоговорочно.
Право вето не должно стать инструментом, позволяющим парализовать усилия по предотвращению и урегулированию конфликтов.
В Сирии мы становимся свидетелями самой серьёзной за многие десятилетия гуманитарной катастрофы.
Ответственность ООН перед лицом этой трагедии, а также перед лицом трагедий, обрушившихся на десятки государств, в частности в Африке, состоит в том, чтобы действовать быстро. От этого зависит репутация ООН.
Бывший российский министр иностранных дел Евгений Примаков, который ушёл от нас в этом году, говорил: -»Наше величие зависит не от того, сколь часто мы применяем право вето. Не применением вето определяется величие державы».

В чём же конкретно состоит французская инициатива?

Принцип простой.
Пять постоянных членов СБ ООН договариваются о неиспользовании своего права вето в случае необходимости пресечения массовых преступлений.

Кто может установить факт наличия такого рода преступлений?

По нашему мнению (и этот вопрос открыт для обсуждения), такой ответственностью может обладать генеральный секретарь ООН в силу обязанностей, которыми его наделяет устав на основания заключения, например, верховного комиссара ООН по правам человека и в результате требования некоторого количества государств-членов, к примеру 50, представляющих географическое разнообразие ООН.
Франция предложила совместно с Мексикой, чтобы это положение не применялось в случаях, если будут напрямую задеты жизненно важные интересы одного из постоянных членов СБ.
Инициатива не нова — предложение о добровольном приостановлении использования права вето постоянными членами СБ ООН в случаях особо тяжких преступлений выдвигала в 2004 году Группа высокого уровня по вопросам угроз, вызовов и изменений, куда вошли, в частности, представители каждой страны-члена Совета Безопасности.

Как однажды сказал президент Кеннеди, цитируя французского маршала Лиоте: — «Однажды я попросил своего садовника посадить дерево. Он возразил, что это дерево растёт медленно и достигает зрелости только через 100 лет.
Я ответил: — «В таком случае не стоит терять времени: надо посадить его сегодня же!»