Неформальная дипломатия

Состоялся 6-й съезд Торгово-промышленной палаты (ТПП) России.

Российский храм Меркурия-Гермеса посетил и Владимир Путин.
Правда, ныне Трисмегиста переименовали в Бизнес, но было произнесено и имя новой богини: Гарантия (при Петре 1 называли Поруку- Ручательство. – Э.Л.). Не мудрено — красивое французское слово Гарантия обеспечивает надёжность…

39owtT0WqHESoHIyAXfAbC8FsTo7RMuz

Но, к делу
Владимир Путин: — «Роль ТПП, как инструмента неформальной демократии, площадки для деловых контактов, для расширения экономического сотрудничества между бизнесом из разных государств (то есть, Бизнес, как и Бог, един. – Э.Л.), конечно очень велика».

Из вступительного слова президента: — «В самое ближайшее время отечественным компаниям, экспортирующим не сырьевую продукцию, должны быть предоставлены возможности применять налоговые вычеты по НДС в упрощённом, ускоренном порядке. Прошу депутатов принять соответствующий проект в максимально короткие сроки. В первом чтении этот документ уже прошёл в Государственной думе, нужно ускорить его принятие».

Вот она демократия! При президенте Ельцыне бывало: — «Не примете Закон — будет Указ!»

Сергей Катырин, глава ТПП: — «В целом, мы всегда были настроены на то, чтобы работать, и будем работать на интересы экономики России».
Ещё бы – «Кто не работает, тот не ест!»
И тут, г-н Катырин выложил свой главный козырь: дал слово юному предпринимателю, испытавшей все тяготы малого бизнеса Елене Дыбовой, жгучей брюнетке в яркокрасном (эдакой Кармэн, без алой розы. — Э.Л.), седевшую по левую руку Владимира Путина.

Елена Дыбова протестовала против «роста в геометрической прогрессии» различных форм отчётности: — «могу сказать, что это не какие-то разовые явления, а просто в разы: вместо одного раза в четыре раза! Это отчётность, допустим, НДФЛ. В Пенсионный фонд отчётность была ежегодная, стала ежемесячная…»
И, предложение: — «Давайте на ближайшие хотя бы три года просто установим мораторий и ничего не будем увеличивать в таких размерах».

Она ещё поговорила с молчащим президентом об отмене штрафов и предупредила, что ещё очень важный вопрос – экспертиза товара: — «Экспертиза поставляемого товара! Это серьёзный вопрос!»
Наконец, — «И последний вопрос, который я хотела бы озвучить – это вопрос взаимодействия с крупным бизнесом. Я, Владимир Владимирович, хочу сказать, что когда вам крупные компании будут говорить, что малого бизнеса нет, что он к нам не приходит и не может ничего сделать, вы им не верьте! Мы есть! Мы все эти годы старались, развивали производство, мы уже умеем очень многое технологически!

И тут-то Виктор Ваксельберг зевнул хоть и широко, но тихо…

Владимир Путин: — «Представители крупного бизнеса что-то не аплодируют. Правда, правда, я обратил внимание, сидят молча!»
Дальше он не шутил: — «По поводу обеспечительных мер по контрактам. Во-первых, это обеспечение, я разделяю вашу точку зрения, должно рассчитываться не по максимальной, заявочной цене, а по реальной, которая получается в результате соответствующего тендера. И безусловно, компании, которые работают успешно, без всяких нареканий в течение трёх лет, вообще вполне могут быть избавлены от этих обеспечительных мер».

Следующий докладчик, Антон Данилов-Данильян говорил о необходимости инвестиций – какая новость!
Впрочем, у него была идея, как они могут появиться: — «Объём средств на инвестиционный процесс внутри страны можно увеличить благодаря выпуску нерыночных облигаций тем же самым Фондом развития промышленности… которые потихонечку покупал Центральный банк. Здесь нет никакого инфляционного риска по одной очень простой причине: по опыту работы Фонда в прошлом году мы имеем на один рубль, выданный Фондом займов, два рубля, привлечённые от коммерческих банков, и ещё один рубль – от самого заявителя!»

Владимир Путин заинтересовался: — «Таким образом, деньги, которые могли бы быть использованы для различных валютных спекуляций, для вывоза за рубеж, для использования на потребительском рынке, пошли бы на реальные инвестиции!
Для тех коллег, которые так не погружены в детали того, что мы сейчас обсуждаем: что такое этот Фонд поддержки промышленности? Мы в него в прошлом году вложили 20 млрд, докапитализировали, и в этом году 20 млрд вложим.
Это действительно эффективный инструмент, нужный инструмент поддержки промышленности. Совершенно точно, я с этим согласен».

На этом, «неформальная дипломатия» и закончилась.
Президент торопился на «заморозку нефти» — встречу с главами российских нефтекомпаний…

Фото пресс-службы Президента России