Мы уверенно движемся к мировому признанию

В конце марта наш специальный корреспондент Иван Лысак побывал в Донецке и записал интервью с министром иностранных дел ДНР – Александром Игоревичем Кофманом.

DSC_7986

Для каждого вновь образованного или провозглашённого государства важен процесс признания. Как проходит этот процесс для ДНР?

Мы уверенно движемся к своей цели – мировому признанию. Данный путь весьма нелегкий. Пока нас признала Южная Осетия, сейчас надеемся на признание со стороны Абхазии и, не торопясь, очень осторожно, пытаемся получить такое же признание некоторыми странами Южной Америки.
Почему именно это направление? В первую очередь речь идёт об Аргентине, Венесуэле, Кубе, странах под общим названием Боливарианский Альянс. Этот союз в своё время создала Венесуэла для противодействия американскому давлению. Впоследствии, к ним присоединились Сирия и Иран. В принципе, именно с этими странами и идут переговоры.

Как выстраиваются отношения с такими регионами как Страна Басков (Баскония), Каталония?

Мы хотим создать, так называемый, Союз Современных Свободных Республик (СССР), и вести дальнейшую работу уже в рамках этого союза. Мы ожидаем увидеть представителей Басков, Каталонцев, Фландрийцев, Ирландцев, Шотландцев. Также штат Техас желает принять активное участие в такого роде мероприятии.
Пока задержка исключительно в финансах, мешает и нестабильная ситуация у нас, пока мы не рискуем приглашать к нам сюда лидеров этих движений.
Также существуют опасения, что США могут попытаться одним ударом покончить с главами этих национальных движений, которые будут проводить работу уже в рамках этого союза.
Какая работа ведётся по вступлению в СНГ-2?

Когда мы были в Абхазии, то обсуждали этот вопрос. Мы намерены и дальше продолжать вести переговоры о вступлении в этот союз.

Проходит ли работа по налаживанию сотрудничества с такими международными организациями, как ООН и ЕСПЧ?

В ЕСПЧ поступило множество обращений по фактам нарушения прав и свобод граждан, но реакции на них не было никакой. Почему-то у них очень избирательное отношение к правам и свободам, они не считают проживающих здесь граждан достойными своего внимания. Это пресловутая политика двойных стандартов. Смерти и несчастья, которые сваливаются на мирных жителей нашего региона, увы, не являются зоной внимания ЕСПЧ.
Что касается ООН, то, конечно же, и с ними ведутся переговоры и обсуждения, но они естественно в закрытом формате. Также, Вы должны понимать, что мы всё равно не оставляем надежды на переформатирование всей Украины, я ещё раз говорю, что с удовольствием откажусь от своего поста министра в тот же день, когда Украина освободится от этого нацистского ярма, которое на ней висит сегодня!

Какая вам сейчас оказывается поддержка, скажем, от Южно-Американского Альянса или от других стран, регионов, которые имеют схожие проблемы?

В данный момент нет поддержки со стороны Южно-Американского Альянса, но мы на нее рассчитываем, когда получим признание. От других стран мы получаем гуманитарную помощь. Например, от польской партии «Смена», лидер — Матеуш Пискорский, в ближайшее время мы ожидаем гуманитарный груз. Это говорит не только о готовности людей помогать нам, но и о том, что Польша неоднородна, там найдется много противников Бандеры. Я ещё раз повторюсь, мы не оставляем надежды на то, что у нас получится переформатировать Украину, вычистить эту «бандеровскую нечисть», убрать преступников из власти. И вопрос о признании ДНР отпадёт сам по себе. Тогда будет Украина чистая, Украина без этой мерзости, признанная всем мировым сообществом.

Тогда встаёт вопрос о сильном лидере, который смог бы взять на себя титанический труд по объединению Украины.

Я не претендую на эту роль. Тем не менее, этот человек очень нужен.

Есть Исламский Эмират, ООН считает эту организацию террористической, также как и США. Тем не менее, его признал Пакистан, а также Саудовская Аравия, ОАЭ, которые, как вы знаете, являются основными партнёрами США на Ближнем Востоке. Что по Вашему мнению, мешает России сейчас сделать то же самое, исходя из своих собственных интересов, не портя отношения со своими западными партнёрами?

Россия всегда придерживалась методичной, стабильной политики, без разворотов влево-вправо. Этим она отличается от Америки, которая год назад поддержала боевиков в Сирии, а сейчас объявляет их террористами, вместе с государством ИГИЛ. Поэтому вопрос признания Россией повлечет за собой определённую ответственность, о которой, возможно, не думали государства, признавшие Северный Пакистан. Недостаточно просто признать, необходимо после этого участвовать в различных конфликтах, в том числе — военных, поэтому я не думаю, что Россия готова нас признать без готовности участвовать в дальнейшей борьбе за нашу независимость.

Как сейчас выстраиваются отношения с Россией? С какими политическими и общественными силами вы контактируете?

Мы очень тесно контактируем со многими общественными организациями и политическими партиями. Они нам помогают гуманитарно и политически, Россия также защищает наши интересы на международной арене, это очень важно для нас. Мы пока не ожидаем от России ещё, какой-либо помощи. Они делают и так всё возможное на данном этапе.

Какие планы у вас помимо Лиги Независимых Государств на будущее?

Добиваться признания! Методично, шаг за шагом, добиваться признания нашей Республики. Есть также ряд процессуальных проектов, которые должны помочь в этой процедуре. Моя мечта, чтобы Донбасс стал центром Антиамериканского сопротивления. Хотя в текущей ситуации сам институт международного признания вызывает ряд вопросов. В том же ЕС и ООН, признания зачастую происходит «пачками», то есть блоками стран, по умолчанию формирующих своё решение исключительно исходя из выбора соратников по блоку. К примеру, нас может признавать Франция, но не признавать Италия по каким-то своим причинам, то есть мы можем с одними торговать и вести дела, с другими нет. Но когда против тебя противостоят блоки, необходимо что-либо им противопоставить. Лига Непризнанных Государств, либо Союз Современных Свободных Республик и может стать могучей силой, противостоящей им. Не признавали по отдельности, теперь попробуйте не признать всех!