Захарова: Нам нужна не «встреча ради встречи»!

В последние дни в ряде СМИ со ссылкой на публичные высказывания некоторых зарубежных партнеров появились утверждения о том, что Россия якобы изменила свою позицию в сирийском вопросе.

Комментарий официального представителя МИД России М.В.Захаровой о российской позиции по сирийскому урегулированию.

В этой связи хотели бы внести ясность в отношении российских подходов по Сирии. Они, как известно, носят принципиальный характер. Мы их не меняли и менять не собираемся, а, напротив, намерены решительно отстаивать, в том числе и в рамках сформировавшегося в Вене формата Международной группы поддержки Сирии (МГПС), который считаем оптимальным и перспективным.

Россия выступает за то, чтобы работа МГПС была продолжена в эффективном ключе с ориентиром на реальное налаживание межсирийского политического процесса – в соответствии с заявлением Группы, принятым в Вене 14 ноября. Вместе с тем с учетом того, как развиваются события, считаем пока преждевременным заявлять о готовности к созыву очередного заседания МГПС на уровне министров в Нью-Йорке 18 декабря.

f103b9eb85

Для того, чтобы твердо идти вперед по пути содействия сирийскому урегулированию, МГПС, по нашему твёрдому убеждению, должна соблюдать определенные правила. Во-первых, строго придерживаться консенсуса при принятии решений. Для этого необходимо, прежде всего, обеспечить присутствие всех без исключения участников «венского формата» на заседаниях Группы.

Во-вторых, принятые решения должны выполняться. В данном случае это относится к вопросам экспертного согласования при координирующей роли Иордании списка действующих в Сирии террористических группировок, а также содействия усилиям спецпосланника Генсекретаря ООН С.де Мистуры и других сторон по выработке максимально широким спектром представителей сирийской оппозиции переговорной платформы и формирования репрезентативной делегации для переговоров с Правительством CAP, как того требует Женевское коммюнике от 30 июня 2012 года.

Пока это «домашнее задание», которое взяли на себя участники МГПС, не выполнено, собираться на министерское заседание было бы, с нашей точки зрения, контрпродуктивно. Это означало бы превращать МГПС – рабочий орган по оказанию реального содействия сирийцам в урегулировании кризиса в Сирии – в дискуссионный клуб.

Не имея коллективного представления о том, кто в Сирии террорист, а кто оппозиционер, нельзя вести разговор ни о межсирийском политпроцессе, ни о столь важном и неотложном вопросе, как прекращение огня. Ведь понятно, что никакие переговоры и «замирения» с террористами невозможны.

Нам нужна не «встреча ради встречи», а такое мероприятие, по итогам которого участники могли бы обратиться в Совет Безопасности ООН с инициативой принятия решений, призванных продвинуть политическое урегулирование в САР на принципах межсирийского национального консенсуса в соответствии с духом и буквой Женевского коммюнике.