Фестиваль итало-швейцарского кино: по новому о вечном

30 октября в «Родине» завершись кинопоказы на мелодичном итальянском, проходившие под вывеской Фестиваля итало-швейцарского кино. Заключительными нотами стали три картины режиссеров из Швейцарии: «Река всегда права», «Шерстяная бабочка» и «Синестезия».

Картины, разные по форме и жанрам, встречают каждый своего зрителя, которых, как это часто бывает с «кино не для всех», в зале очень мало. Хотя, эмоциональный посыл европейских лент как раз для широких экранов – это рассуждения о любви (к делу, которым занимаешься, своему телу, другому человеку) и судьбе, случайно (или нет) раздающей свои карты.

Фильм Сильвио Сольдини «Река всегда права» начинается со звуков шелестящей бумаги и кадров разноцветных вырезок. Это размеренная документальная лента о двух седовласых художниках печати – Альберто Казираги и Джозейе Вайсс. Пропитанная духом романтизма, картина погружает нас в будни героев, по-настоящему влюбленных в типографию. Обилие крупных планов, позволяет увидеть детали – «изюм» работы Сольдини. Например, морщинки у глаз Альберто, которые появляются, когда он, улыбаясь, с гордостью демонстрирует свою механическую печатную машину со съемными шрифтами. Смотря на царство художника – мастерскую, кажется, можно почувствовать запах бумаги, свежей краски и кофе с кедровыми орешками. Там мы видим его «маленькие» сокровища, вроде первой иллюстрации (разноцветной лодочки), фотографий родителей и самых необычных книг. Альберто занимается этим не из ностальгии, а желания противостоять массовой печати, делая нечто уникальное и нестандартное. И полное понимание он находит у друга Джозефа, графического художника и реставратора книг, с которым они любят пофилософствовать, попивая вино и любуясь на уток. «Река всегда права», названная в честь одного из афоризмов Альберто, картина поэтичная, наполненная стихами и цитатами Оскара Уайльда. Лента немного монотонна и затянута, так что, где-то после 40-ой минуты тяжело удержать внимание на экране. Однако это не исключает художественной прелести и очарования работы Сольдини.

«Шерстяная бабочка» создана режиссерским дуэтом – Риккардо Бернаскони и Франчески Ревердито. Артахаусная короткометражка о девушке аутсайдере, с которой не хотят дружить ровесницы. Единственным спасением для 18-летней Мии становится вязание, которому она фанатично придается, оказываясь в стрессовых ситуациях. Скрывая свое лицо за спутанными черными волосами, а комплексы за причудливыми одеяниями, она пытается примириться с собственным телом – мысленно перешивает его. В картине реальность представлена упрощенно и условно, гораздо важнее для режиссеров показать, что происходит в голове у героини. «Шерстяная бабочка» – это Мия, выбравшаяся из кокона, который она вязала с самого детства. Это скупая на диалоги и визуально не нагроможденная картина, которая нестандартно раскрывает неновую для кино тему – принятие собственного «я».

Сюжет драмы Эрика Бернаскони «Синестезия» сложно назвать оригинальным. Его составляют события из жизни Алана (Алессио Бони), который к 32-м годам успел обзавестись стандартным социальным набором среднестатистического европейца: очаровательной женой, страстной любовницей и верным другом. В их жизнь врывается судьба, сталкивая и разводя героев, то ли случайно, то ли по некому алгоритму «баланса справедливости». Больше привлекает внимание структура картины: она разделена на четыре, вполне самостоятельные части. Кажется, их последовательность не имеет принципиального значения, так как если смешать их как карточки, лента от этого не пострадает. При этом, главы эмоционально разные. Так, в части про жену Француазу (Джорджия Вурт) нас не покидает чувство тревоги и страха, будто смотришь психологический хоррор, где пугает даже шелест конфетной обертки. А в отрезке про друга Игоря (Леонардо Нигро) мы ощущаем спокойствие и радость, наблюдая за неуклюжим большим ребенком, который вытаскивает кончик языка, кидая мяч в кольцо.

Синестезия – это такое восприятие человеком мира, при котором раздражение одного органа чувств (например, носа) вызывает дополнительные ощущения, свойственные другому органу чувств (например, глаз). Этой особенностью обладает любовница героя Француаза (Мелани Винигер), для которой запахи имеют цвета. Эта мысль – о разности восприятия и реакций на них объединяет четыре части фильма Бернаскони. А структуру и атмосферу каждой «главы» передает операторская работа, показывающая зрителям желтые поля, серость офисных кабинетов, белые больничные палаты и разноцветные многолюдные рынки.

Так, швейцарская подборка всем известными разговорами о ценностях и оригинальными киноформами закрывает Фестиваль.

Метки текущей записи:

, , ,
 
Статья прочитана 216 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Внимание: все отзывы проходят модерацию.

Последние Твитты

Loading

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Наши контакты

Тел.      +79118122076 +79118122079

Skype  

ICQ