Эбола: европейские насаждения на африканской почве

ebola

Больше сорока лет назад бельгийским биологом Петером Пиотом был открыт вирус Эбола. Однако, до сих пор никто не знает, как от него лечить. Разработки идут, но уж как-то медленно и безынициативно. То немцы, то британцы заявляют, что вот еще чуть-чуть и идеальная вакцина появится на международном рынке. Но — проходят годы, а Эбола прогрессирует. И жертвами этого филовируса становятся жители бедных стран Африканского континента.

Заграничные поставщики

За этот год лихорадка унесла жизни больше тысячи человек, проживающих на территории Сьерра-Леона, Гвинеи и Нигерии. Однако, до того момента, как от вируса не скончался 75- летний испанский пастор Мигель Пахарес, европейские и американские ученые не поднимали тревоги, а СМИ говорили об эпидемии сдержанно и сухо. Объяснить подобное положение дел и отношение общественности к вирусу Эбола — нетрудно. Основной ореол «проживания» Эбола — это африканские страны. И до недавних событий ни одна из крупных компаний не хотела вкладывать деньги в разработку вакцины, так как лекарство имело бы весьма ограниченный рынок сбыта и не сулило больших прибылей в будущем для фармакологических магнатов. Какое-то время министерство обороны США выделяло деньги на изобретение вакцины: главным образом потому что американское правительство опасалось, что данный вирус может стать прототипом для биологического оружия. Пару лет назад программу финансирования закрыли и вопрос с Эбола остался висеть в воздухе.

Вирус-традиция

Вообще, Эбола — вирус своенравный и опасный. Процент летального исхода составляет больше 90 процентов. В настоящее время нет никаких официально одобренных вакцин или прививок от него. И хотя, лихорадка навряд ли перекинется на европейский континент или на территории азиатских стран, но есть риск того, что Эбола будет и дальше процветать на африканской почве. Так, например, многие жители Заира и Нигерии думают, что белые медики делают смертельные инъекции, — сообщает Реми Бару, журналист газеты «Монд», прибывший в Заир неделю назад. Многие деревни не доверяют белым и считают, что болезнь связана с их появлением, что они уничтожают африканский народ. Кроме того, существует рад традиций и обрядов, из-за которых вирус очень уютно чувствует себя в африканской среде. Так, например, родственники умершего должны долгое время находиться рядом с ним, обнимать и целовать его. Из-за этого эпидемия распространяется намного быстрее, чем можно было бы предположить. К тому же местные не хотят сжигать своих покойников, так как им подобные действия запрещает религия.

Экспериментальная вакцина

Настоящее положение усложняется и тем, что существует пять разновидностей вируса. Из-за этого выработать какую-то одну универсальную методику лечения невозможно. Однако, недавно один из американских врачей, заразившихся вирусом Эбола в Либерии, согласился проэкспериментировать на себе новый вид лекарства, разработанный в американской лаборатории и протестированный только на животных. По последним данным, после применения этого нового препарата ZMapp, врач чувствует себя гораздо лучше. Но это еще не означает, что его следует применять ко всем зараженным этим вирусом, так как побочные эффекты до сих пор неизвестны. На прошедших выходных ВОЗ решила, что дальнейшее распространении эпидемии — риск для африканского народа и угроза для европейского — невозможно. Поэтому, она разрешила использование экспериментальной вакцины.

Политическая реакция

После этого заявления энтузиазма у мировых политических лидеров поприбавилось. МБ выделил 12 миллионов долларов африканским странам для покупки лекарств и товаров первой необходимости, фармакологические компании обсуждают варианты выпуска вакцины в мировых масштабах. Однако, даже учитывая все эти факторы, вопрос с распространением Эбола остается. Одна за другой африканские страны объявляют карантин, простые жители говорят о том, что лихорадка — это божественное наказание, нигерийский президент Гудлак Джонотан увольняет работников больниц из-за их забастовок, а сильные мира сего уже начинают считать прибыль.