В Шереметевском дворце открылась выставка «В круге Дягилевом. Пересечение судеб»

Так случилось, что в этот необычный 2020-й год самый значимый выставочный проект организован не Эрмитажем, не Русским музеем, а Музеем Театрального и музыкального искусства и  Фондом развития Музея, что тоже непривычно. Театральный музей в Шереметевском дворце в рамках фестиваля «Дягилев. Посткриптум» открыл выставку «В круге Дягилевом. Пересечение судеб». Это удивительная выставка, где интересно не только смотреть, но и читать – посетителям доступен огромный справочный материал. О трудностях организации выставки и о наиболее интересных экспонатах рассказала со-куратор, а также автор-составитель альбома-каталога директор Фонда развития Музея Александра Штаркман.

Александра Штаркман

— Как бы Вы определили тематику выставки?

А.Ш.  —
Тематика выставки — необычна. Это не монографическая выставка одного художника, не экспозиция, посвященная какому-либо жанру или течению в искусстве, нет. Это портрет одного человека — Сергея Дягилева — складывающегося, как пазл, из портретов своего окружения — друзей, соратников, творческих партнеров, меценатов, оппонентов, врагов…Всматриваешься в эти прекрасные лики эпохи ( а в экспозиции 135 портретов из 26 коллекций России и Европы!) и в воображении живо возникает образ легендарного импресарио — могучий, гениальный,
противоречивый…Причем живописные работы здесь соседствуют с графикой, аутентичными фотографическими портретами, литографией и даже карикатурами. Живописный портрет самого Дягилева на выставке лишь один — и совсем нетрадиционный: завораживающая глубиной и драматизмом работа Мишеля Жорж-Мишеля из Отдела наследия CHANEL.

— Можно назвать эту выставку самой крупной, значимой в 2020 году? (Имею в виду вообще в Санкт-Петербурге)?

А.Ш.-
Без ложной скромности — да, это абсолютно точно так. И не потому что это проект НАШЕГО Музея театрального и музыкального искусства, идея и концепция НАШЕГО директора — Натальи Метелицы, но потому , что эта выставка объединила множество ведущих музейных институций Петербурга, Москвы, регионов России (Смоленск, Тула, Дагестан) наряду с парижским Помпиду, Музеем изящных искусств Руана, мадридским Тиссеном-Борнемисса, Галереей современного искусства Турина, Архивом CHANEL, частными коллекциями — и все это в сложнейший год, когда подобный проект становится в 1000 крат сложнее реализовать! но тем ценнее для нас участие коллег, поддержка партнеров и спонсоров, отклик зрителя…


— Как удалось привлечь европейских грандов?

А.Ш. —
Дягилев для Европы — непререкаемый авторитет. Это имя в купе с необычной концепцией и авторитетом нашего Музея за рубежом позволило нам в период всеобщих локдаунов и тотальной неопределенности привезти в Россию настоящие шедевры — Мунк, Боннар, де Кирико, Бланш, Кокто, Пикассо…Конечно, помогли и партнеры — представительства Италии — Итальянский институт культуры в Петербурге, Франции — Посольство и Французский институт в России , Генеральное консульство Испании.

Кто какие работы предоставил? Об этом на сайте https://theatremuseum.ru/event/dyagilev_2020)

— С кем велись наиболее сложные переговоры? Как долго выставка готовилась, внесла ли пандемия какие-то коррективы?

А.Ш. —
На уровне замысла выставка жила в голове куратора — Натальи Метелицы не один год. Но вот к воплощению его музей приступил всего чуть больше года назад. Изначально мы планировали представить этот проект еще и в Москве, в ГМИИ им. Пушкина, с которым и приступили к формированию тематико-экспозиционного плана и обсуждению каталога осенью 2019 г. Но ковид внес свои коррективы в планы московских коллег, выставка экспонируется только в Петербурге. Тем не менее ГМИИ им. Пушкина сохранил свое участие в проекте и предоставил на выставку жемчужину своей коллекции — картину Анри Руссо «Муза, вдохновляющая поэта» (двойной портрет Мари Лорансен и Гийома Аполлинера) — за что мы коллегам очень благодарны. Ведь Петербург никогда прежде не видел этой работы.

— Расскажите о картине, наиболее значимой с живописной точки зрения и о картине, наиболее интересной с биографической точки.

А.Ш. —
 На выставке представлен портрет Мисии Серт работы Пьера Боннара из испанского музея Тиссен -Борнемисы. Это единственное полотно из испанской коллекции. «Добыть» его на выставку было нелегко — ведь это один из центральных экспонатов постоянной экспозиции, да еще и прежде не выезжавший за границу на выставки. Уговорить испанских коллег помог Генеральный консул Испании в Петербурге, к которому Музей обратился за поддержкой. Не представить эту героиню на выставке «В круге Дягилевом» было немыслимо. Ведь это та женщина, которая поддержала Дягилева во время организации его первого оперного сезона в Париже, которая затем не единожды спасала антрепризу от финансового краха, помогала советом и участием, была верным соратников и настоящим другом до конца дней Дягилева. Именно Мисия с Коко Шанель провожали Сергей Павловича в последний путь к острову Сен-Микеле. По признанию самого Дягилева, Мисия была единственной женщиной, которую он мог бы любить. Судьба самой Мисии, в девичестве — Годебской, затем Натансон, затем Эдвардс, и наконец — Серт, — удивительна и достойна большого сериала или полнометражного фильма. Ее называли «пожирательницей гениев», «королевой Парижа» , ее портреты писали Ренуар, Валоттон, Боннар, Тулуз Лотрек, ей посвящали стихи и музыку. Эта женщина была настоящим воплощением уходящей Belle Époque , хотя в вопросах художественного и музыкального вкуса она обладала передовыми взглядами и прекрасным чутьем. Сам Дягилев прислушивался к ее советам в отношении того, что и как должно быть представлено в репертуаре Ballets Russes.

Еще одной женщиной-патронессой дягилевских «Русских сезонов» была герцогиня Эдмон де Полиньяк. Ее персона представлена на выставке работой кисти замечательного художника-портретиста Жак-Эмиля Бланша из собрания Музея изящных искусств Руана. И вновь — интереснейшая личность и удивительная судьба. Имя герцогини в девичестве – Винаретта Зингер. Она была дочерью Исаака Зингера, знаменитого изобретателя швейных машинок и системы рассрочки платежей, благодаря которой эта модель машинки завоевала весь мир. Винаретта была двадцатым ребенком в семье, ее мать-француженка Изабелла Бойер знаменита тем, что позировала Бартольди для эскизов Статуи Свободы. После смерти мужа Бойер вернулась в Париж вместе с дочерью, получившей внушительное наследство. Здесь Винаретта вышла за муж ради титула и статуса, но не ради любви. Увы — мужчины ее не привлекали. Супруг вскоре скончался, а Винаретта сочеталась браком повторно с герцогом Эдмоном де Полиньяк, в свою очередь предпочитавшим мужчин. Но все-таки одна общая страсть у них имелась — музыка. Этого оказалось достаточно для счастливой совместной жизни. Супруги организовали роскошный музыкальный салон в просторном двухсветном зале в престижном районе Парижа. Салон стал центром притяжения музыкальных талантов, здесь впервые, до знаменитой премьеры в Театре Елисейских полей, прозвучала музыка «Весны священной», здесь творилась история мировой музыкальной культуры. Еще при жизни герцогиня учредила на собственные средства «Фонд Зингер-Полиньяк», который и по сей день активно содействует популяризации классического музыкального наследия и продвижению новых талантов.

 — Ваш каталог представляет самостоятельную ценность – в нем столько материалов

А.Ш.  — К выставке издан альбом-каталог почти в полтысячи страниц. В нем портретов даже больше, чем в экспозиции — ведь не все возможно привезти в Россию в силу совершенно разных причин: это и сохранность музейных экспонатов, порой не позволяющая их транспортировать, и ограничения в бюджете выставки, и организационно-юридические ограничения – взаимообмен экспонатами между Россией и США в принципе приостановлен на неопределенный срок еще с 2010 года…

Выставка продлится до 12 февраля 2021 года в Шереметевском дворце — наб. реки Фонтанки, 34

Беседовала Ирина Сорина

Фото — Шереметевский музей

Культура. Публикации Дипломат.ру

Петербург. Публикации Дипломат.ру

Подписывайтесь на наш видеоканал Дипломатрутубе

Подписывайтесь на наш канал в Telegram

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс. Дзен