«Атеист» и акафист: о канонизации преподобного Серафима Саровского рассказывают фонды Президентской библиотеки

1 августа (19 июля по старому стилю) православные празднуют обретение мощей преподобного Серафима, Саровского чудотворца. «Радость моя, здравствуй, Христос воскресе!» – так встречал старец всех пришедших к нему, для каждого находил наставление, мудрый совет, а сам совершал немыслимые для мирян духовные подвиги, беспрестанно находился в молитве. Святым для православных христиан он стал ещё задолго до официальной канонизации в 1903 году.

О том, как происходило его становление в духовной жизни и как относились к старцу современники, можно судить даже по тому, с какой любовью и трепетом о нём рассказывается в книге «Общежительная Саровская пустынь и достопамятные иноки, в ней подвизавшиеся». Книга была составлена в начале 1860-х иеромонахом Авелем, когда после кончины «глубоко чтимого незабвенного старца» прошло всего чуть более 30 лет. Здесь же опубликован портрет старца, по которому позднее начнут писать иконы святого.

В данном издании рассказывается, «приснопамятный подвижник иеромонах Серафим» родился в Курске 1 августа (19 июля) 1759 года, при крещении получил имя Прохор и уже в детстве испытал на себе чудо.

Отец мальчика, купец Исидор Мошнин, занимался подрядами на строение церковных зданий. Когда Прохору было всего три года, отец умер, оставив неоконченным строение каменного храма в честь преподобного Сергия Радонежского. Продолжила дело мужа мать Прохора. Однажды во время строения этого храма она пошла на верх здания, взяв сына. Мальчик, которому тогда было всего семь лет, заигрался и по неосторожности упал с высоты строящейся колокольни. Мать в страхе сбежала вниз, думая найти его уже мертвым, но к удивлению и радости своей увидела, что Прохор стоит на земле совершенно невредим.

К 18 годам юноша решился отправиться в Киево-Печерскую лавру, где получил от старца Досифея благословение на иноческое служение в «Саровскую пустыню». Сначала Прохор выполнял различные послушания, а в 1786 году был пострижен в монахи и получил имя Серафим. В 1793 году преподобный Серафим был рукоположён в сан иеромонаха.

«По любви к совершенному безмолвию» мечтал он о полном удалении от мира и, получив от настоятеля благословение, в 1794 году ушёл жить в «пустынную келлию», находящуюся глубоко в лесу. Серафим практически ничего не ел, носил одну и ту же одежду и зимой, и летом, непрестанно молился и читал Святое писание, соблюдал строгое молчание. Здесь же он взял на себя ещё один подвиг – 1 000 дней столпничества – непрестанной молитвы, стоя на коленях на камне.

Известен такой случай. К старцу пришли три человека из соседних крестьян и потребовали денег, говоря, что к нему ходят люди и носят деньги. Но старец им отвечал, ни от кого ничего не берёт. Тогда разбойники жестоко избили Серафима, осмотрели все в келье, но не ничего не нашли. Весь израненный, с большим трудом Серафим пришел в обитель. Нападавших вскоре нашли, но старец просил не наказывать их. Как рассказывается в книге «Общежительная Саровская пустынь», огонь вскоре истребил жилища их, и негодяи сами пришли с раскаянием в своём злодействе к отцу Серафиму и со слезами просили у него прощения и молитв. Старец после этого нападения остался инвалидом, однако вернулся обратно в свою уединённую келью и жил там, пока не ослабел физически. Но и вернувшись в монастырь, продолжил духовные подвиги, пять лет сохраняя молчание.

«После пятилетней безмолвной жизни отец Серафим начал принимать и посторонних, и уже не отказывал никому, кто только желал принять от него благословенье и воспользоваться его советами; а потому и число посетителей время от времени более умножалось; многие из дальних мест начали приходить к нему, приходящих он благословлял и делал им краткие поучения, смотря по душевным нуждам каждого», – писал иеромонах Авель. Память Серафима была твёрдая, ум светлый, беседа его была столь действенна и утешительна, что всякий находил в ней душевную пользу для себя, она согревала сердце, снимала «завесу с внутренних очей».

По просьбе настоятельницы находящейся недалеко от Сарова Дивеевской лавры Серафим Саровский стал духовником ввернной матушке обители. А позднее, как сам старец говорил, по повелению Пресвятой Богородицы, основал новую общину, где были построены для них два Рождественских храма и мельница. Смерть свою старец предсказал заранее, он говорил: «моя смерть откроется пожаром». И действительно, когда Серафим Саровский умер, стоя на коленях перед иконами, свечка упала и загорелась скамейка.

Его слова и слава добродетелей пронеслись повсюду, в Саровскую обитель потянулись паломники со всей страны, чтобы с благоговением поклониться пред гробом его. А дивеевские сестры, по-видимому, первыми начали молиться старцу, как святому, и задолго до официального прославления составили первый акафист ему. Молиться почившему старцу приезжала императрица Александра Фёдоровна, супруга Николая Второго. В молитвах супруги просили рождения наследника.

Впервые вопрос о канонизации саровского подвижника начинал ставиться с конца 1880-х. Однако Синод с канонизацией не спешил, поручив продолжать собирать сведения. Неизвестно, долго ли тянулся бы этот сбор, если бы не архимандрит Серафим (Чичагов) – будущий Санкт-Петербургский митрополит и священномученик (расстрелян в 1937 году). Архиандрит, получив доступ к архивам Дивеевского монастыря, собрал множество сведений о жизни и чудесах Серафима Саровского и составил «Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря», которую передал Николаю II после личной аудиенции у государя.

В июле 1902 года «Церковные ведомости» сообщили о начале подготовки к официальной канонизации. Кроме личного почитания старца Серафима, Николай II искал в канонизации преподобного решение глубоких внутриполитических проблем. В фонде Президентской библиотеки хранится оцифрованный номер журнала «Атеист» за 1930 год, который, как ни странно, может послужить источником для изучения истории канонизации Серафима Саровского.

В январе 1903 года в Саров выехала комиссия под председательством митрополита Московского Владимира для извлечения и исследования мощей Серафима Саровского. В журнале рассказывается, комиссия обнаружила: тело преподобного предалось тлению, а кости и волосы сохранились. Потребовалось целое богословское расследование, результатом которого стало постановление, главное условие для канонизации – это не мощи, а чудеса, которые творятся чрез их посредство. Писем же о «чудесах» со всех концов России было получено огромное количество.

Для торжественного официального прославления Серафима в лике святых в Сарове построили новые гостиницы, организовали пункты медицинского обслуживания. К 30 июля 1903 года в город прибыли тысячи паломников и священнослужителей, вечером прибыл сам император. 1 августа Серафим Саровский был прославлен в чине преподобного.

А в январе 1904 года, накануне дня памяти, был впервые исполнен «Акафист преподобному и богоносному отцу нашему Серафиму, Саровскому чудотворцу». Считается, первоначальный текст акафиста составили ещё дивеевские сёстры, а к редактированию окончательного варианта имел отношение сам будущий священномученик Серафим (Чичагов). Первое издание акафиста оцифровано и тоже доступно на портале Президентской библиотеки.

Однажды у Серафима Саровского спросили: могут ли современные люди быть святыми, как древние христиане? Могут, ответил старец, только одного им не хватает – решимости.

В молитве к святым угодникам Божиим можно высказать любую свою нужду и сердечно помолиться. И все же исторически так складывается, что у каждого святого, есть как бы своя «сфера», в которой он наиболее часто помогает обращающимся к нему. Так, Николаю Угоднику молятся об успешном замужестве и помощи в финансовых вопросах; святым Петру и Февронии Муромским – о семейном благополучии; а преподобного Серафима Саровского просят об исцелении болезней ног, суставов, боли в спине и голове.

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.