Две «Антигоны» В Петербурге, Или Как Пройти В Античную Библиотеку?

На сценах Балтийского дома и ТЮЗа им. А.А. Брянцева с интервалом примерно в месяц два большие и любимые в России режиссера Владимир Бортко (за фильмы) и Александр Морфов (за спектакли) представили свои варианты «Антигоны». Событий этих ждали все без исключения петербургские театралы, для которых Креон — это не просто название препарата, продающегося в аптеке. Постановки, конечно, осовременили, хотя и Бортко, и Морфов в принципе идут за текстом — за Ануем, а тот в свою очередь за Софоклом.

Фабулы Софокла просты и вечны. По сути это описание жизни большого несчастного семейства и того, что происходит в пространстве перед фиванским дворцом (в амфитеатре ТЮЗа — в библиотеке дворца с ее белым пыльным книжным мрамором). Он предельно антропоцентричен и приковывает внимание к внутреннему миру человека, к вечному выбору между добром и злом (сегодня эта дихотомия привычна, но до античной драмы была неочевидной). По сути именно в его произведениях происходит плавный переход от религии к морали, к светской этике, что обеспечило и две главные реформы античного театра, которые по масштабу и значимости нельзя сравнить ни с одной более поздней, самой радикальной реформой театра — Софокл выводит на сцену трех персонажей, а сами герои на переднем плане заслоняют хор.

Главное терзание Антигоны — что делать в тех случаях, когда милосердие и мораль оказываются выше человеческого закона?!Драматург, живший две с половиной тысячи лет назад, по-прежнему актуален, поскольку поставил вечные вопросы. Невероятные по силе кульминации и троеточия в конце. Потому его трагедии — по-прежнему самые главные пьесы мирового репертуара, современный театр обращается к ним снова и снова. Достаточно назвать Владимира Бортко и Александра Морфова.

Бортко практически не задействовал эротические подтексты, хотя название спектакля «ANTIGONE ИЛИ Я/МЫ АНТИГОНА» и использование видеоарта подчеркивают современность и кинематографичность постановки. Морфов же создает художественный кавардак в стиле Юрия Бутусова с рок-группой, видео, перьями, куклами и наготой. У него это, наоборот, «АнтИгона».

Креон — обобщение всех политиков, настоящий тяжеловес. Народный артист России Петр Семак в этой роли больше напоминает современного чиновника и поэтому публике ближе. Зато у Морфова более рельефна Исмена (великолепная Анна Мигицко), в постановке ТЮЗа ей уделено больше внимания.

Анна Слынько, несмотря на всю предыдущую россыпь своих тюзовских образов, получила, наконец, достойную уровня ее созревшего дарования роль. Трагедия выбора в исполнении этой актрисы блистательна. А Александру Мамкаеву, исполнившую роль Антигоны у Бортко, публика и сам режиссер называют одним из главных открытий сегодняшнего петербургского театра.

Петербург. Публикации Дипломат.ру

Подписывайтесь на наш видеоканал Дипломатрутубе

Подписывайтесь на наш канал в Telegram

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс. Дзен